г. Ростов-на-Дону
НАШИ ВЫДАЮЩИЕСЯ ЗЕМЛЯКИ. Рябышев Дмитрий Иванович. В приграничном сражении...

НАШИ ВЫДАЮЩИЕСЯ ЗЕМЛЯКИ. Рябышев Дмитрий Иванович. В приграничном сражении...

НАШИ ВЫДАЮЩИЕСЯ ЗЕМЛЯКИ. Рябышев Дмитрий Иванович. В приграничном сражении...

30 июня 1941 года, когда в небе уже зажглись крупные звезды, был дан сигнал атаки. Удар вспомогательной группы был настолько внезапным и стремительным, что немцы не смогли оказать серьезного сопротивления и не заметили, как в образовавшуюся брешь прошла колонна тыловых подразделений. Избежав преследования, эта колонна присоединилась к корпусу между Тарнополем и Проскуровом.

Главные силы подвижной группы начали бой на рассвете 1 июля. Отмечу, что к этому времени группа была значительно ослаблена непрерывными четырехдневными боями. Много танков старых конструкций (БТ-7 и Т-26) вышли из строя. Оставалось всего 60 КВ и Т-34. Враг имел четырехкратное превосходство в танках. Но никто из бойцов не дрогнул. Все, как один, сражались по-геройски. Победить во что бы то ни стало! — был девиз советских богатырей.

Как только начался бой, наши танки устремились на артиллерийские позиции, откуда гитлеровцы вели частую стрельбу. Стреляя на большой скорости, танки прорвались сквозь смерч огня и начали утюжить орудия фашистов. Вражеские артиллеристы бросились бежать. По ним ударил наш артдивизион, сформированный из трофейных 150-мм орудий. В результате этого стремительного удара было захвачено три батареи противника. Большая часть прислуги погибла под гусеницами танков и от меткого огня наших артиллеристов.

Советские бойцы продолжали развивать успех. Группа под командой батальонного комиссара Е. И. Новикова повернула захваченные батареи врага и открыла огонь по вражеским танкам... Отважно дрались наши танкисты. Расстреляв все снаряды, они шли на таран, сражались до тех пор, пока могли двигаться машины. А когда танки выходили из строя, покидали стальные крепости и, спешившись, продолжали бой стрелковым оружием.

Потери врага были очень велики, но таяли и наши ряды. К вечеру (бой длился беспрерывно весь день) уцелело очень мало танков: часть из них горела, другие были повреждены. Но бой все еще не затихал: бойцы громили фашистов из их же собственных орудий, Все усилия врага подавить последний очаг яростного сопротивления не имели успеха. Тогда против наших храбрецов немцы бросили бомбардировщики. Были подбиты и эти орудия... Бригадный комиссар Попель дал команду отходить в лес.

Гитлеровцы были настолько измотаны боем и так ошеломлены стойкостью наших бойцов, что не отважились преследовать отходящие и скрывающиеся в лесу группы. Лишь танковые орудия врага долго еще [62] грохотали, посылая снаряд за снарядом в лесные чащобы. Но на эту стрельбу никто не обращал внимания. Утомленные боем, израненные, бойцы уходили в глубь леса. Каждый понимал: он сделал все, что мог, и если ему не выпало погибнуть на поле брани, то борьбу еще предстоит продолжить.

Пройдя километра три, Попель остановил людей, организовал сборный пункт. Теперь нужно было разыскать другие группы, скрывавшиеся в лесу. Николай Кириллович обвел взглядом осунувшихся, почерневших от копоти и дыма бойцов, многие из которых едва держались на ногах.

— Коммунисты и комсомольцы, подойдите ко мне, — приказал он. — Вам предстоит задача...

И они пошли. Двое суток, отдыхая урывками, люди искали своих собратьев по оружию. На сборный пункт пришло около двух тысяч бойцов и командиров. Они были из разных частей. Пришлось заново формировать подразделения. Создали штаб отряда. Возглавил отряд Н. К. Попель.

— Прежде чем отправиться в путь, — рассказывал Николай Кириллович, — я потребовал строжайше соблюдать воинскую дисциплину, не скрыл, какие ожидают трудности. В заключение добавил:

— Кто не хочет подчиняться требованиям командира, кто не надеется на себя, тот может покинуть нас.

Несколько секунд стояла напряженная тишина. Ни один боец не вышел из рядов отряда.

К этому времени бойцы взяли в плен немецкого солдата-эсэсовца. «Язык» сообщил, что в районе Птычи сосредоточивается охранная дивизия СС, которой приказано очистить леса от остатков наших частей. Узнав об этом, командование отряда решило уходить на восток. Колесный транспорт и несколько оставшихся танков были подорваны; сейфы с документами закопали в землю.

На третьи сутки, с наступлением темноты, отряд двинулся в путь. Шли всю ночь через труднопроходимые болота, через многочисленные речушки и реки, преодолевая их вброд и вплавь. Когда совсем рассвело, отряд расположился на отдых. А ночью — снова в путь... Приходилось встречаться и с немецкими заслонами. Отряд с ходу уничтожал их и продолжал идти на восток. Перед каждым переходом Попель высылал вперед разведчиков. В то время как весь отряд отдыхал, [63] эти бойцы выполняли нелегкую задачу, причем выполняли ее мастерски.

Снабженческих баз отряд не имел. Иногда продукты удавалось отбить у врага, но случалось это не часто. Приходилось прибегать к помощи колхозников, у которых враг еще не успел все забрать. Ни о каких нормах, разумеется, не могло быть и речи. Случалось, целыми днями ничего не ели. Но как ни было трудно, а для раненых всегда имелся неприкосновенный запас сахара, сгущенного молока, масла. Все это вместе с оружием и боеприпасами полуголодные бойцы несли на себе. Оставшиеся орудия и раненых тащили на волокушах. Рассказал Попель и о гибели полковника И. В. Васильева, полкового комиссара М. М. Немцева, старшего батальонного комиссара Е. И. Новикова и многих других боевых товарищей, а также о зверствах, чинимых оккупантами на украинской земле.

Тяжелое это было испытание, но выдержали они его с честью. Высоким оставался моральный и боевой дух. Этому способствовала политическая работа в подразделениях, которая не прекращалась ни на один день.

Мы помним и гордимся нашими земляками. Память о них живет в наших поколениях.
07.07.2022

Возврат к списку

Наши эксклюзивные объекты